Интернет-магазин:

+7 (343) 311-22-03 (доб. 125,112,105)

E-mail: shop@manaraga.ru

Оптовый отдел:

+7 (343) 311-22-03 (доб. 131,133)

E-mail: sale@manaraga.ru

«Женский альпинизм» сегодня

13 ноября 2010

Термин «женский альпинизм» исторически сложился в нашей стране в результате введения запретов на восхождения на гору женским составом. Более того, долгое время в советском альпинизме было не просто запрещено выходить на восхождение женской командой или двойкой, но и по официальным «Правилам горовосхождения» в составе спортивной группы не должно было быть более двух женщин. Спортивной группой по тем же правилам тогда считалась группа состоящая из не менее 4 человек.
Возник этот запрет после небезызвестной трагедии на пике Ленина с женской командой, когда погибло 8 девушек. До этого момента у нас, как и на западе, не было подобных запретов и не существовало каких-то жестких разделений. Но все это описано в статье Лены Наговициной про "Историю Советского женского альпинизма", поэтому я не буду повторяться.

Опять же не хочу обсуждать трагедию на пике Ленина. Это уже в прошлом. Скажу лишь, что история альпинизма знает множество различных массовых трагедий. Но они не приводили к тотальным запретам на альпинизм вообще или на составы команд – мужских, женских, высотных, в альпийском стиле, в двойке и т.д.

Любые запреты и ограничения всегда приводят лишь к борьбе и противостоянию. Вот именно поэтому в наших советских условиях и возник такой отдельный термин, как «женский альпинизм», когда девушки начали бороться за отсутствие дискриминации.
И эта борьба была не феминистическая, не ради противопоставления женского пола и женских восхождений мужским. Это была всего лишь борьба за свободу выбора в каком составе ходить и за снятие ограничений.
Потому что есть разумные ограничения в Правилах, например как то, что человек имеющий опыт восхождения 3А к.тр. не может сразу выйти на восхождение 6А к.тр. А есть такие вот абсурдные и дискриминирующие чью-то свободу, как запреты на восхождения женским составом или на сольные восхождения.

Сейчас казалось бы ограничений уже нет официально. И вроде как предмет для борьбы и спора исчерпан. Ан нет. В итоге все эти ограничения, существовавшие на протяжении нескольких десятков лет, потянули за собой цепочку других проблем.
Например, то что девушек практически перестали обучать должным образом техническим приемам. Инструкторам было проще обучать парней, а девушек учить было бессмысленно. Все равно они самостоятельно на гору не пойдут, а уж один-два балласта в мужской группе можно прищелкнуть в общий паровоз, научив как следует жумарить.
Это вылилось в вырождение у нас женщин-альпинисток высокого уровня. И только отдельным сильным женщинам удавалось преодолеть эти барьеры и совершать восхождения не в качестве балласта, а наравне с мужиками, не уступая им в техническом уровне.
Но таких теток были единицы. БОльшая масса девушек отсеивалась в новичках и значках. Остальные продолжали ходить и закрывать разряды, но в качестве балласта и прицепа, доходя так до КМСов и мастеров.
Не надо сейчас меня уверять, что я не права. Потому что я знаю примеры из реальной жизни и от реальных очевидцев, когда таких вот женщин-инструкторов мастеров спорта участники на тройке на ключевом участке вытягивали полиспастом.

Но все же сильные женщины были. И одной из них была Лена Наговицина. Она не только сама не уступала мужикам на восхождениях, будучи лидером в группе, а не балластом, но и боролась за снятие запретов на женские восхождения.





Основная цель Лены была добиться того, чтобы женщины могли получать мастерские баллы, соревнуясь между собой, а не с мужиками. То есть в составе женских команд и между женскими командами, а не среди мужских команд.

В 2006 году ей удалось добиться, чтобы ФАР официально сделала отдельный Кубок среди женских команд. Кубок этот тогда не был чемпионатом, т.е. не давал присуждения мастерских баллов. И он был заочным.

Но к тому моменту, как он был открыт, у нас в России, как уже было описано выше, практически не осталось женщин способных совершать самостоятельные восхождения. Поэтому этот Кубок был практически мертвым. В первом кубке пять команд набралось, во втором три. Да и ФАР никак его не афишировала и никак не стимулировала эти женские команды. Опять же по причине сложного отношения в нашей среде к женскому альпинизму. В общем никому не хотелось вступать в конфронтации.

В 2006 году, я совершенно случайно впервые сходила четверку на Джайлык с девушкой. До этого, как и у всех, у меня тоже существовал прочный стереотип, что женских команд не должны быть. Это восхождение на Джайлык было вызвано личными мотивами. Но после него мои взгляды на женский альпинизм и женские восхождения поменялись. Но все это так бы и осталось тогда личными мотивами, если бы случайно мы не пересеклись в Москве с Леной Наговициной.
Поскольку одной из ее тем разговоров были женские восхождения, то я рассказала ей, что в этом году тоже сходила с девушкой на гору и она стала уговаривать меня подать отчет на Женский кубок, чтобы хоть как-то поддержать его. Я тогда тоже отнекивалась, тоже не хотела это делать, как и те девушки которые сейчас не хотят подавать свои отчеты на Стального Ангела.
Точно так же доказывала ей, что это обычная рядовая четверка, сотни раз всеми хоженная и что это смешно ее куда-то подавать на какие-то Кубки, номинации. Но она убедила, что это нужно ради поддержки этого Кубка и посредством него для поддержки вообще женских восхождений и для признания их в нашей стране. Ну и в общем, как говорится, «для массовости», для поддержания развития этого женского альпинизма я тогда и отправила наш отчет.

2007 год. Во время Чемпионата в Цее пришло сообщение, что на Бодхоне погибла Лена Наговицина.

 

Продолжение читайте здесь

 

 

Источник: risk.ru (Автор: Irina Morozova

Фото: Д. Лифанов

Просмотров: всего 96, сегодня 1 Все новости

Акции