Интернет-магазин:

+7 (343) 311-22-03 (доб. 125,112,105)

E-mail: shop@manaraga.ru

Оптовый отдел:

+7 (343) 311-22-03 (доб. 131,133)

E-mail: sale@manaraga.ru

Интервью шестикратного чемпиона мира по плаванию Юрия Прилукова. Часть 2.

20 марта 2011

Вторая часть интервью – о спортивной науке, правильном подходе к тренировочному процессу и способах раскрытия потенциала спортсменов.
Какие шаги нужно предпринять, чтобы наши спортсмены могли нормально тренироваться?
Спорт нужно развивать. И это вопрос не сегодняшний. Его нужно было лет 10-12 назад поднимать. Уже тогда последнее, что оставалось от Советского Союза накрывалось медным тазом. Нужно развивать инфраструктуру. Даже если спортсмен получает деньги, одними деньгами вопрос не решается. Возможно, у кого-то такой талант и так ситуация складывается, что и вопреки всему результат будет.
Но посмотрите, когда мы выигрываем. Безусловно, есть у нас незыблемые глыбы, которые выигрывают все, всегда и везде. Мы часто выигрываем, когда другие не приехали, и это выдается за наши большие достижения. А потом на Олимпиаде, когда приезжают все фавориты, мы удивляемся – как так, почему мы не конкурентоспособны? А дело в том, что к Олимпиаде идет совсем другая подготовка. И надо понимать, что победа - это не личная ответственность спортсмена, это ответственность государства. И для победы используются все возможные методы.  Те же биопаспорта - Лэнс Армстронг ездил с кипой справок, где было написано, что ему все можно применять, потому что он борется с раком.
Строительство новых спортивных объектов – оно, на Ваш взгляд, в целом в России происходит сейчас в нужном объеме?
Идет очень большая дифференциация по регионам. В Москве стоятся спортивные объекты, но костяк сборных команд составляют не москвичи. Москва – город соблазнов, и эти соблазны оттягивают от спорта очень большое количество людей. Поскольку у нас нет социальной политики на идеализацию образа спортсмена, на «звездность» спортсменов – дети смотрят и делают выводы. Ну да, олимпийские призеры ездят на Х5, но чемпионы мира, призеры на таких машинах не ездят. И дети понимают, что выгоднее сидеть на бирже и торговать бумагами, и спокойно ездить на более дорогой машине. Нет уверенности, что если ты будешь успешным спортсменом – у тебя будет дом, машина, обеспеченная семья. Мы до этого еще не доросли. И нет рынка продвижения спортсменов. Западные сильные бренды не делают своими лицами российских спортсменов. А наша имиджевая реклама, российских брендов, можно по пальцам посчитать, кто привлекал спортсменов.
Как защитить свои инвестиции в спортсменов? В него вкладывали-вкладывали, а потом человек говорит – не хочу и не буду.
Нужно возрождать спортинтернаты, где собирали людей, которым некуда шагать назад и нет возможности не захотеть тренироваться. И надо помнить, что далеко не всегда самым успешным становится самый талантливый.
Мы не Америка, мы не можем тренировать валом, у нас нет таких ресурсов. Поэтому для подготовки профессиональных спортсменов всегда существовал отбор. К примеру, в Москве есть специалист, который отбирает детей в футбольные школы. Отбор – просто 30м пробежать и прыгнуть с места. Тест проходит 14 человек из 1000. Это 1,4%. Жестко? Да. Но резкость и скорость – это врожденные данные, это не развить. Если эти данные есть у ребенка, его можно научить с мячом работать, наоборот – никогда.
Многие наши спортсмены говорят об отставании от мирового уровня в спортивной науке, в спортивной медицине.
По спортивной науке что могу сказать. Сейчас мы собрали группу спортивных специалистов – врачи, кардиологи, кинезиологи. Кинезиология – новое направление в медицине. В человеческом организме все связано. У тебя может болеть плечо, а отдаваться эта боль будет, например, в пятке. И кинезиология – наука, которая без хирургического вмешательства развязывает такие вот различные узлы.
Мы пытались работать с всероссийской федерацией плавания работать – не получается. Люди же не могут работать постоянно даром.  Раз, два, но бесплатно каждый раз не будешь ездить. Как бы специалисты свою профессию не любили, но что-то надо кушать. Но, тем не менее, есть бригада специалистов, которая методологически, медицински, функционально может контролировать весь тренировочный процесс.
Почему такой контроль важен?
Мы, российские спортсмены, чемпионы мира по тренировкам. Мы тренируемся больше всех, чаще всех, активнее всех. И непонятно кому это нужно. Тренер не может всего знать и у него есть только секундомер. Но это то же самое, что ехать на машине, глядя на только на спидометр и не обращая внимания на показания других приборов. Есть очень много других данных, не только время прохождения дистанции. И эта группа  обладает большим спортивным опытом.
Сопротивление тренеров при привлечении подобных специалистов к тренировкам существует?
Существует и это очень сложно преодолеть. Доктор у нас не считается равным членом тренировочного процесса. У нас это – обслуживающий персонал в спорте. Когда я к Олимпиаде готовился, я считаю, что Александр Константинович Огнев олимпийский сезон отработал со мной так, что дай Бог каждому. И то, что я на Олимпиаде занял 4-е место, это во много его заслуга, что не было хуже. Мы могли перетренироваться, и он во многом осаживал тренера, не давал нас перегрузить. Раскрывшийся Никита Лобинцев – это его заслуга. Когда тренер всё - и тренер, и доктор, и психолог, не есть хорошо. Тренер должен тренировать и должен заниматься специальной подготовкой, если это плавание и давать задания для тренировки в зале, тренеру по физподготовке. А специалисты-медики должны давать обратную связь.
Когда такого нет – все видно было на лыжном чемпионате мира. Саня Легков – не надо лететь куда-то, снимать кардиограмму, это видно по телевизору - по тому, как он идет, как ноги передвигает. Это человек, у которого даже не мышца, клетка устала, она не пропускает энергию. Ей насытиться надо, а как это сделать?
И как это сделать?
Мы не говорим сейчас о запрещенных методах. Законно это можно сделать с помощью качественного спортивного питания. Как узнать, какое спортивное питание, какое плохое? Можно полагаться на рекламу. Как правило, у самого дешевого бренда самая дорогая реклама, потому что его выгодно много продавать. Премиумный бренд не может себе позволить такую рекламу, потому что он и так дорогой – это экономика чистой воды.
Можно сделать контрольную закупку и провести обычный анализ, где какой белок содержится и прочее. Для себя мы это делаем, интересовались составом, это тоже входит в обязанности научной группы.
И как достучаться, чтобы таких научных сотрудников начали привлекать к работе с нашими спортсменами? Или это недоверие следует из того, что это наши, отечественные специалисты?
У нас почему-то такая ситуация, что если человек уехал за границу, а потом вернулся, то он специалист. Нужно смотреть на профессионализм, где он работает, как он работает. Книги по спортивной медицине, по биомеханике выходят достаточно постоянно, люди в институтах спортивных по всему миру не сложа руки сидят. Если будет у кого-то желание, мы с радостью можем обеспечить научную составляющую тренировочного процесса, в любом виде спорта, чтобы люди не просто тренировались, а не загонялись. Думаю, Михаилу Прохорову, например, для Академии биатлона в Красноярске при подготовке юношеской сборной, юниорской, да и основной команды, затраты на научную группу, с точки зрения зарплат биатлонистов, будут небольшими.
Авторитет уже есть. Другое дело, что у нас в целом отношение такое – ну да, наука нужна, вот купили какой-то аппарат. Но аппарат только измеряет, выводы и анализы делает человек. При внешней видимости одинаковых результатов у двух бегунов выводы для каждого спортсмена будут совершенно разные, по его состоянию, по готовности. Одному надо добавить, а другому – убавить.
Может тогда стоит сразу в баскетбольный клуб в Нью-Джерси проситься работать?
В Америке с этим все хорошо, другое дело, что это гораздо дороже стоит.  А у нас в России кинезилогов 3-4 человека. Из них действительно маэстро, гуру, может один. Захотят ли они работать со всеми? Но если заинтересовать Спортсмены все разные, это не обычные люди,  на это любому врачу интересно посмотреть.
Получается, что научная группа есть, а приложения знаний – нет. Так и будем пытаться пугать соперников тренировочными объемами?
Приложение будет, когда к этому вопросу повернутся лицом. Когда поймут, что спортивная наука спортивной науке рознь, специалисты специалистам рознь. Тренеры не все хорошие, пусть и из-за границы. Спортсмены не всегда те фавориты, кто первый на кубках мира бегает.
К примеру, есть у нас Саша Легков, есть за ним второй номер в сборной, третий. А если сравнить их, не внешне, не по скорости бега, а по внутреннему потенциалу организма, то вполне может оказаться что второй или третий, или пятый номер потенциально готов обыгрывать и Легкова, и Колонью, и Нуртуга. Нужно просто грамотно его раскрыть. Допустим, он тренируется по программе Легкова, а ему это много, его это загоняет. Как он будет с кем-то бороться в таком состоянии?
Так Никита Лобинцев со мной тренировался, слишком много ему было. Разгрузили парня – и стало понятно, что «полторашка» не его дистанция, но скорость у него феноменальная.   И сразу 5 медалей с одного чемпионата мира на короткой воде он привез. Правильный подход – вот и все.

Валерия Зык
Фото www.manaraga.ru

Просмотров: всего 154, сегодня 1 Все новости

Акции