Интернет-магазин:

+7 (343) 311-22-03 (доб. 125,112,105)

E-mail: shop@manaraga.ru

Оптовый отдел:

+7 (343) 311-22-03 (доб. 131,133)

E-mail: sale@manaraga.ru

Интервью Президента Федерации альпинизма России Андрея Волкова

20 марта 2011

     Президент Федерации альпинизма России Андрей Волков – альпинист необычный. Помимо руководства сообществом людей, чьи достижения в горах известны всему миру, он является ректором МШУ «Сколково», доктором технических наук, профессором, советником министра образования и науки России и одним из ведущих российских экспертов в сфере подготовки управленческих кадров.
     В активе Волкова – Эверест (за восхождение на высшую точку планеты ему присвоили звание мастера спорта международного класса по альпинизму и наградили орденом Дружбы народов), а также участие в установлении мировых и российских рекордов в парашютной дисциплине «большие формации».
     Мы поговорили с ним об альпинизме, развитии туризма на Северном Кавказе, о Российском международном олимпийском университете и о многом другом.

- Андрей Евгеньевич, несмотря на то что вы руководите таким крупным национальным образовательным проектом, как Московская школа управления «Сколково», у вас остается время на то, чтобы и с парашютом прыгать и заниматься альпинизмом – всего месяц назад вот взошли на Килиманджаро Как удается находить время и на «Сколково», и на ФАР?
- Честно говоря, особо не удается! Поэтому считаю, что на своей общественной работе в ФАР не успеваю делать многое из того, что должен был бы успеть. Но я и не верю, что один человек может и должен так трудиться, чтобы лично во всем участвовать. Я сторонник командной работы, и вот почему и вокруг нашей федерации, и внутри нее есть команда людей, которые работают как на добровольной основе, так и профессионально, и двигают эту деятельность вперед. Моя позиция в других крупных проектах приносит пользу федерации - это позволяет выходить за рамки чисто альпинистской деятельности и обращаться к лицам, принимающим решения на достаточно высоком уровне, рассказывая о том, что альпинисты могут сделать и как помочь стране в решении разных задач.
Конкретный пример – это наша работа по горной подготовке с силовыми министерствами и ведомствами, которая привела к системному сотрудничеству. Мы серьезно обучаем людей – военных инструкторов по горной подготовке, которые, в свою очередь, учат бойцов в соответствующих частях и подразделениях умению жить и действовать в горах. Эта деятельность идет уже четыре года и сейчас поставлена на системную, регулярную основу.
Достигнута договоренность с Вооруженными Силами - альпинизм вновь стал компонентом допризывной подготовки, и призывники, имеющие спортивный разряд, теперь могут служить в армии по профилю - в горных частях. Хотя такой профильный призыв и не является пока стандартной процедурой военкоматов, можно обращаться в ФАР, которая вместе с Управлением физической подготовки ВС направит документы молодого человека в региональный военкомат и он призовется в ту часть, которая связана с горами. И это я считаю серьезным шагом вперед и поддержкой для молодых людей, занимающихся альпинизмом. Я горжусь тем, что мы решили этот вопрос. Что можно служить Родине, совершенствуя те навыки, которыми ты уже обладаешь.
- В связи с программой развития горных курортов на Кавказе там планируется обустроить ряд крупных туристических зон – об этом проекте сейчас много говорят. Принимает ли ФАР участие в его обсуждении и реализации?
- Непосредственно к реализации этого проекта наша федерация пока не привлечена. Но, без всякого сомнения, мы будем принимать активное участие в реализации программы развития Кавказа как крупного туристического кластера. Более того, я считаю, что полноценно развить туризм в горах без альпинизма невозможно. Поскольку есть зона обычных гостиниц и горнолыжных трасс, куда приезжают отдыхающие – горнолыжники или сноубордисты, это зона, куда могут доехать автобусы.
И есть огромные пространства гор вокруг, куда без некоторой поддержки профессионалов обычный человек дойти не может. Горные тропы, легкие горные маршруты, удаленные места Классификация этих маршрутов, их обслуживание, обустройство горных хижин, места их расстановки, подготовка кадров, спасение – это сфера компетенции и участия ФАР: ни у кого больше такой компетенции нет. И мы хотим, и, я надеюсь, будем принимать активное участие в той части развития Кавказа, о которой я сказал.
Одна из наших идей – на Кавказе нужно построить около 100 хижин, соединенных между собой тропами. Это не очень большие затраты – порядка трех-пяти миллионов рублей каждая хижина, правильно обустроенная, имеющая хозяина. Наша схема состоит в том, чтобы эти хижины построить и передавать местному населению, которое будет делать на этом свой маленький семейный бизнес – как во всем мире и в Европе, а ФАР может помочь с координацией и управлением работой этих хижин на федеральном уровне.
Пилотный проект с горными хижинами вполне можно реализовать в Красной Поляне, чтобы сформировать полноценную горную инфраструктуру.
- Раз уж мы заговорили об управлении - как ректор бизнес-школы «Сколково», вы в последние годы принимаете активное участие в создании Российского международного олимпийского университета в Сочи, выступали с презентацией этого проекта на Играх в Ванкувере. Что это будет за университет и зачем он нам нужен?
- Если быть точным, то наша команда вместе с коллегами из оргкомитета "Сочи 2014" работала над созданием концепции университета, которая, с моей точки зрения, успешно разработана и представлена в Ванкувере руководству Международного олимпийского комитета.
Согласно этой концепции Российский международный олимпийский университет будет высшей профессиональной школой по подготовке управленцев для спорта. Эту идею поддержали в Правительстве России, о чем не раз в своих выступлениях говорили вице-премьеры Александр Жуков и Дмитрий Козак.
В начале лета премьер-министр Владимир Путин вместе с главой МОК Жаком Рогге заложили первый камень в основание РМОУ в Сочи, дав старт стройке. Сейчас, параллельно со стройкой, идет окончательное, можно сказать, тюнинговое согласование концепции с МОК. Учредители университета - Правительство Российской Федерации, Олимпийский комитет России, Оргкомитет Игр в Сочи, компания "Интеррос" приняли концепцию за основу.
- Чему там будут учить?
- Это, с моей точки зрения, проект чрезвычайно перспективный и интересный для нашей страны, поскольку пока у нас качественной школы менеджмента в области спорта нет. Есть разные курсы и программы, есть институты физкультуры, но по опыту "Сколково" я могу сказать, что здесь мы обязаны осуществить принципиально новый шаг.
Во-первых, образование в РМОУ должно быть международным. Туда сможет приехать любой человек – из Украины, Кении, Швейцарии – все, кому заблагорассудится. Это значит – рабочий английский язык на большинстве программ, международный управленческий состав и так далее.
Второе. РМОУ не должен походить на университет в классическом смысле слова, он должен стать профессиональной школой управления в спорте – как школы инженерии, медицины, права, архитектуры. Он должен иметь дело с людьми, уже обладающими тем или иным опытом – либо управленческим, либо спортивным. Студенты без того или другого не должны быть участниками этого процесса. Я очень надеюсь, что первый набор студентов спортивного MBA, а точнее MSA (Master of Sport Administration – степень полевузовского образования – Прим. ред.) будет выпущен накануне Олимпиады и первые свои рабочие места люди получат прямо в процессе реализации проекта!
В этом – замысел, его знает и поддерживает председатель Попечительского совета РМОУ Владимир Путин. Хочу напомнить, что именно ему и Жаку Рогге, президенту Международного Олимпийского комитета, и принадлежит эта идея. Она появилась во время Олимпийских игр в Пекине, где и было подписано соответствующее соглашение о намерениях.
Вы видите, что в стране в ближайшие годы пройдет ряд крупнейших спортивных событий – зимние Олимпийские игры, гонки «Формулы-1», чемпионат мира по футболу, будет построено много новых стадионов, объектов спортивной инфраструктуры, всем эти хозяйством надо грамотно и эффективно управлять.
- В «золотые годы» советского альпинизма спорт был приоритетен для государства, с изменением ситуации в стране поменялись и цели. Каким вы сейчас видите будущее российского соревновательного альпинизма?
- Стратегический приоритет в спортивном альпинизме – провести международные соревнования и достичь уровня чемпионата мира по альпинизму. Это вектор развития. Для самих спортсменов – это амбиции и честолюбие: быть первым. Для многих получение спортивного звания - это интересная и достойная цель: быть мастером спорта, мастером спорта международного класса. Это привлекательно из идеалистических соображений, поскольку впрямую альпинизм финансовой отдачи не приносит - мы останемся слабо коммерциализированным видом спорта. На наших призовых фондах не только не разбогатеешь, на них не проживешь.
Для передового отряда альпинистов всегда будут вызовом прохождение новых маршрутов, которые не могли быть освоены раньше - Гималаи, Пакистан, Каракорум. В качестве примера – в 2007 году российской командой, которую возглавлял Виктор Козлов, была пройдена Западная стена вершины К2 (первого по сложности восхождений и второго по высоте восьмитысячника мира – Прим. ред.), что признано мировым сообществом как одно из самых ярких событий в освоении новых маршрутов.
Эта сфера останется, она глобальна, и я рад, что наша страна в ней смотрится достойно. Мы выведем на новый уровень спортивное соревновательное направление, которое всегда было представлено и в СССР, и в России, и в котором мы были мировыми лидерами. Более того, мы уже обратились в Международный союз альпинистских ассоциаций (UIAA) и взяли на себя инициативу проведения международных соревнований, которые собираемся сделать ежегодными.
Год назад, в 2009-м, мы провели пробные открытые старты в районе Ергаков (Красноярский край), туда приезжали американцы и ряд представителей других стран. В июле 2011 года на территории Таджикистана мы организуем открытый чемпионат России по альпинизму, который будем позиционировать как международные соревнования.
Будет ли это чемпионатом мира? Сейчас, конечно же, нет. Мы должны эту практику развивать, приглашая к участию все больше и больше стран. Надеемся, через какое-то время соревнования станут чемпионатом мира. Мы хотим проводить его в разных районах, но первые три года планируем задействовать массив Замин-Карор в Таджикистане (Памир, Фанские горы). Кстати, со стороны Республики Таджикистан к этому есть большой интерес и обещание оказывать всяческую поддержку.
- Когда по ТВ начинают говорить о несчастных случаях в горах, вспоминаются слова Сергея Шойгу, который сказал, что хотел бы, чтобы у каждого альпиниста было своего рода «альпинистское ОСАГО». На недавнем ежегодном экспертном совещании ФАР как раз поднимался вопрос о законодательной базе и страховании горовосходителей
- Я в этом пункте целиком совпадаю с министром, отвечающим в нашей стране за чрезвычайные ситуации. Если человек занимается экстремальными видами спорта, он должен иметь страховку. Это нормально на уровне здравого смысла. И во многих видах спорта это так: возьмите дайвинг или парашютный спорт, альпинизм здесь не исключение. К сожалению, пока страхование как коммерческий продукт в смысле альпинизма не очень привлекательно.
Тем не менее, я считаю, что магистральное развитие безопасности и оказание помощи в альпинизме без страхового компонента невозможно. Никакой альтернативы этому я не вижу – опыт европейских стран это убедительно показывает. Сейчас у нас идет выработка схемы работы со страховыми компаниями и МЧС, которая была бы взаимоприемлема. После этого можно переходить к ее юридическому оформлению.
- Помимо собственно альпинизма, ФАР активно занимается популяризацией других дисциплин – в т.ч. ски-альпинизма (или ски-тура), горного бега и скоростного восхождения на вершины, фрирайда... Как складывается сотрудничество этих областей в рамках федерации?
- Да, действительно, это серьезная стратегическая развилка. Я провожу такую линию: федерация должна заниматься всеми любителями гор. Оказывать поддержку всем, кому интересны горы и кто хочет осуществлять там различную деятельность. Если это фрирайд (свободный спуск на лыжах или сноуборде по неосвоенным склонам) - прекрасно, скоростные забеги (скайраннинг) - отлично. И так далее.
Я считаю, что это позволяет, опираясь друг на друга, лучше существовать каждому направлению. Например, в 2011 году нас ждет много международных событий в скайраннинге: фестиваль по скоростному забегу на высшую точку Европы – Эльбрус – станет международным, этапом чемпионата мира; весной пройдет скоростной забег на башню «Федерация» в Москве.
С другой стороны, скайраннинг очень близок с ски-туру, которым занимаются зимой (восхождение вверх по склону на лыжах специальной конструкции и спуск в горнолыжной технике). В ски-туре нужно понимать лавинную опасность, иметь элементарные альпинистские навыки (допустим, при падении в трещину на леднике).
Поскольку нахождение в горах содержит общие принципы, имеет общую основу – мне хочется поддерживать все виды спорта, которые связаны с их развитием. Это нелегко, поскольку требуются инициативные люди; это хлопотно, особенно когда мы доходим до уровня организации международных соревнований. Тем не менее, я считаю, что это – магистральный путь развития и объединения. Не разъединения на мелкие федерации и организации, а соединение людей, которые интересуются различными аспектами горной деятельности под одной крышей.
- В настоящее время федерация альпинизма проводит реорганизацию образовательных программ, в том числе Центральной школы инструкторов; создается новая формация горных профессионалов – Ассоциация горных гидов России и Российская школа горных гидов. С какой целью это делается?
- Хорошо познакомившись с мировым опытом, я могу смело утверждать, что СССР создал самую масштабную и самую развитую систему подготовки альпинистов в мире – систему необходимых знаний при переходе к следующим этапам восхождений. Огромная машина, созданная в довоенное и доработанная в послевоенное время (ее «золотое время» пришлось на 70-80-е годы прошлого века), была самой развитой в мире. К сожалению, при той экономической революции, которую мы переживали, она рухнула. И поэтому сейчас, беря в смысле методов, форм и знаний все лучшее из старой системы, мы вынуждены сконструировать новую систему подготовки. Невозможно вынуть из музея хороший образец керосиновой лампы и жить при керосиновой лампе, даже очень хорошо работающей!
Вот почему мы перерабатываем программы, используя все методическое богатство, делаем шаг вперед. Мы создали заново Центральную школу инструкторов, познакомились с методами, по которым работают лучшие инструктора Международного союза альпинистских ассоциаций – взяли канадский опыт. И делаем, что называется, фьюжн, сплав одного и другого. Кстати, оценка западных специалистов, которые уже выдали первые восемь сертификатов UIAA нашим инструкторам, довольно высокая и позитивная.
Хочу сказать больше, может быть, с некоторым пафосом – оказалось, что Россия – одна из первых стран, которая проходит эту сертификацию. Параллельно она оттачивается и создается самим UIAA.
С созданием Школы горных гидов мы решаем задачу создания системы подготовки и сертификации профессионалов в горах в области альпинизма и горных лыж. В СССР не существовало собственных гидов (были инструктора), а у нас первые модули обучения пройдут уже в 2011 году, мы делаем этот проект совместно с Международным союзом ассоциаций горных гидов (UIAGM). Требования к студентам будут повышенными – знание английского языка (не говорю про соответствующую альпинистскую или лыжную квалификацию). Это новая образовательная деятельность, которая будет не один год вставать на ноги, но я не думаю, что у нас есть альтернативы.

Подготовила Наташа Полетаева
Источник extreme.sport-express.ru/reviews/11740/
Фото mountain.ru

Просмотров: всего 354, сегодня 1 Все новости

Акции